Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет,... Евангелие от Фомы



Когда вы познаете себя, тогда вы будете познаны и вы узнаете, что вы - дети Отца живого. Если же вы не познаете себя, тогда вы в бедности и вы - бедность

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:29 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:50 


13:32 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:38 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:15 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:51 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:05 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:08 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:03 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:56 

Сознание

Сознание становится Богом, Бог становится сознанием, когда они вместе.

20:20 

стемление

Сегодня во сне я видел чудный, сказочный мир в который так страстно стремился попасть и как это бывает во сне, когда все нелогичное кажется предельно разумным, я то ехал, то шел туда пешком, был то в начале пути, то в середине. Я плакал от переполнявшей меня грусти, какой то необъяснимой ностальгии, казалось я никогда туда не доберусь и все же я уходил в этот мир навсегда и поэтому ко всему еще примешивалась невыносимая жалость к тому, что я оставлял здесь.

12:18 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:00 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:21 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:26 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:33 

ОС

Сегодня вновь случилось ОС, летал, вобщем было интересно.Способ выхода выкатывание.

13:36 

ОС

Сегодня я пережил очередное ОС. Перед сном у меня перед глазами проходил ряд различных картин, сперва они были слегка размыты но постепенно приобрели резкость и красочность. В какойто момент я понял что могу войти в ОС и не прилагая никаких усилий выполнил этот маневр, при этом ряд видений привратился в обстановку сна. Я находился во дворе детского садика у нашего дома. Это было замечательное сновидение, осень, голубое небо и яркое солнце, густая сочная желтая и красная листва на деревьях. 100% осознанность и минимум усилий что бы сохранять устойчивость сновидения. Сначала я хотел взглянуть на руки, но вспомнил что писал по этому поводу странник и не стал этого делать. Закончилось все тем, что меня потянуло вверх, в этот момент перед глазами стало темно и я проснулся.

19:14 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:55 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:51 

Холмс

Когда воскресным утром, 12 мая 1863 года, мальчик посыльный, разбойник с ангельскими глазами, принес обычную утреннюю дозу Холмса, в коробке вместе с гашишем оказалась записка. Корявым почерком, на старой промасленной бумаге, в которую афганский барыга Мустафа имел обыкновение заворачивать дешевый товар, проявляя истинную заботу о постоянном клиенте, старый мошенник осторожно предупреждал об опасности. Он писал, что в руках у сыщика новая, убойная смесь, пластилин состоящий из непальских шишек, казахской солнечной травки и индийской нирваны. Он просил Холмса быть осторожней и дружески советовал начинать с самых малых доз, что бы привыкнуть к действию этого благородного, но редкого товара.

Холмс не придал этим словам никакого значения. С отважностью Дон Кихота, полагаясь на свою железную волю, стальные нервы, а главное, имея за плечами многолетний опыт, он мелко накрошил гашиш, набил им полную трубку, основательно раскурил ее и втянул полные легкие.

Вот уже два часа как его плющило. Убитый, не в силах пошевелиться, не в силах думать, он сидел, глубоко утонув в кресле, смотрел сквозь набухшие веки на догорающие в камине угли и тихо мычал.

Ему казалось, что языки пламени, в беспорядочном танце которых чудилось нечто зловещее, это воплощенный хаос его собственных разлетающихся мыслей.
Превозмогая свинцовое отупение, он старался поймать хотя бы один из летучих образов, кружащихся в его голове, уловить хотя бы одну мысль, но едва ему это удавалось, как тут же пойманная мысль гасла или наоборот вспыхивала с ослепительной ясностью, рождала сияющий водопад искр и вновь погружала его во тьму отчаяния. Один за другим радужные фантомы проносились у него перед глазами. То яркие и летучие, то тусклые и неприметные они все время делились, переходили из одного в другой, рассыпались, наслаивались, рождали невыносимую смысловую нагрузку и вновь улетучивались, растворяясь в дым.


Когда некоторое время спустя, на пороге комнаты появился Ватсон, вернувшийся только что с прогулки, Холмс по-прежнему был неподвижен

В начале Ватсону показалось, что Холмс находится в свойственной ему глубокой задумчивости. Он бы не придал его неподвижности никакого значения, если бы не странное щемящее чувство, охватившее его при виде крошек черного цвета на чистом, стеклянном столе.

Он подошел к камину и сел напротив друга.

-Ватсон - задумчиво и грустно произнес Холмс - Вы когда-нибудь видели миссис Хатсон голой?
-Холмс, что с вами, вы больны?
-Болен, болен..- стал монотонно повторять Холмс - Болен, болен, произносил он затихающим голосом, будто провожал вдаль уплывающее наваждение. Он повторил это слово раз двадцать, каждый раз все тише, пока не умолк совсем. Казалось, он погрузился в глубочайшую меланхолию, расслабился и готов уснуть.



«Ну и ладно», подумал Ватсон.
Поудобнее устроившись в кресле, он завернулся в плед, вытянул ноги к огню, и было уже приготовился вздремнуть, как внезапный и громкий крик Холмса заставил его подскочить.
-Ватсон - весело заорал тот - у нас гости.

В комнату входила миссис Хадсон.
-Мистер Ватсон - задребезжала старая домработница, приблизившись к постояльцам - мистер Холмс отдал распоряжение, чтобы я поджарила утку, нафаршировала ее, засунула в непромокаемый пакет - тщательно произнеся слово непромокаемый, она на секунду задумалась, потом икнула и продолжила - поставила гербовую печать и отправила ее в королевское общество по охране памятников. Ее слегка качнуло.

С тех самых пор, как у Хатсон появилась злостная привычка наведываться в комнату доктора и сливать тайком медицинский спирт (который, кстати сказать, находился у него в пятилитровых бутылях под кроватью) Ватсону все чаще приходилось при разговоре с этой почтенной старушкой слегка отворачивать голову, что бы не задохнуться от дикого перегара

-Что это значит мистер Ватсон - выдохнула она ему прямо в лицо.
«Чертова дура» в сердцах подумал Ватсон.
«Чертова дура»-страшным голосом грохнул Холмс.

От этого выкрика Ватсон вздрогнул. Он не был склонен к мистицизму, но противный холодок нехорошего предчувствия пробежал у него по спине и застрял где-то в районе поясницы.
Долгие и мучительные объяснения, страдающий от нестерпимой тоски и вони, Ватсон выдержал стоически. Ему удалось наконец выпроводить Хатсон и он вернулся к камину. Усевшись, он попытался заговорить с другом, но Холмс не обратил на него никакого внимания. С ним произошла внезапная и разительная перемена, он весь как-то сжался, подозрительно затих и напряженно прислушался.

-Ватсон вы слышите - тревожно произнес он - слышите? На минуту в комнате воцарилась гробовая тишина. Медленно невыносимо медленно, так что Ватсон готов был расплакаться от напряжения, Холмс повернулся в кресле. В это время, снаружи скрипнул уличный фонарь и свет его, проникнув в комнату сквозь пыльное окно, отразился в застывших от ужаса глазах великого сыщика
-Аааа!!!- .... заорал Холмс
-Аааа!!! - завизжал Ватсон.
Он попытался соскочить с кресла, но нога его за что-то уцепилась, он уронил вазу, схватился за столик, поскользнулся, и с грохотом полетел на пол, увлекая за собой кресло, столик и всякую мелочь, которая осыпала его с ног до головы.
Падая, он все же успел заметить, как в дальний совершенно пустой угол комнаты летит бутылка отличного, дорогого, сорокалетнего шотландского виски, брошенная сильной рукой Холмса.
Ватсон приземлился крайне неудачно, он стукнулся головой, ноги его были прижаты креслом, рука вывернута, а шея хрустела. Он лежал и проклинал все и всех на свете. Он проклял Холмса, проклял себя, проклял Хадсон, проклял афганского барыгу Мустафу, и непонятно уж, почему проклял маленького пса Торри. Он нелепо барахтался на полу и пытался встать, не замечая, как в это время Холмс с победоносным видом и небесным спокойствием свысока взирал на друга.
Я ухожу Ватсон - гордо произнес он, и загадочно подмигнув, добавил - по делам.
Затем он встал надел шляпу, набросил на шею шарф, после чего снял брюки, пиджак и рубашку и, оставшись, таким образом, в одном нижнем белье направился к двери. Несмотря на пережитый шок, боль и отчаяние Ватсон решил удержать Холмса от глупости. Взяв себя в руки, он поднялся, уравновесил шатающееся тело и вздрагивая последовал за Холмсом.
-Не ходите ни куда Холмс - робко и заискивающе произнес он и, когда ответа не последовало, трижды несчастный доктор совершил грубейшую ошибку. Он попытался удержать Холмса за руку.

Реакция Холмса была мгновенной. Вырвавшись он железной хваткой схватил Ватсона за горло, прижал его к стене и ткнул ему в живот шестизарядный револьвер. –Неет ты не Ватсон- зловеще протянул он - Я выведу тебя на чистую воду- он схватил Ватсона за усы и потянул. Ватсон тонко заверещал
-Пустите, Хоооолмссс !!!
Но Холмс не отпускал.
Минутой спустя, по выражению лица великого сыщика можно было понять, что он совсем забыл про ноющего Ватсона, забыл про свое намерение прогуляться и вообще забыл про все на свете и сконцентрировал все свое внимание на рыжих усах доктора. Одной рукой удерживая Ватсона за горло, другой он ловко и со все поглощающим интересом выдергивал волос за волосом, прореживая таким образом пышные усы бывалого вояки. Надо полагать, что он получал от этого занятия искреннее удовольствие, потому что все время улыбался и вертел языком во рту.
Так, значительно проредив усы Ватсона, он поднял взгляд к его аккуратно стриженым волосам и тот заплакал.
Впрочем, великий сыщик не проявил должного интереса к шевелюре доктора, вместо этого он опустил руки, отчего Ватсон, потеряв опору, упал и в очередной раз больно стукнулся, огляделся по сторонам, посмотрел на себя и, ангельски улыбнувшись, задал вопрос в воздух.
-А почему я собственно голый?
Затем он прошелся по комнате, взглянул на черное пятно, расползавшееся по ковру в дальнем углу, сел в кресло и задумался. Со стороны трудно было понять, в каком именно направлении двигались его мысли, но за все время их следования улыбка так и не сошла с его благородных уст.
Минут через десять, по прежнему улыбаясь, он подошел к доктору, который, так и не сумев подняться с пола с ужасом жался к стене, и самым задушевным голосом произнес.
-Ватсон, дорогой Ватсон - вам нужно жениться. Он погладил доктора по голове, потрепал его по щеке, вздохнул и продолжил
-Ватсон, вы такой чудный человек, вы даже не представляете, какие милые радости таит в себе семейная жизнь.
Ватсон не знал, какой каверзы ожидать от судьбы и непредсказуемого характера друга, трясся как в лихорадке и быстро моргал.
Следующие полчаса, держась за усы рукой, он плакал, а Холмс, сидя по-турецки, в одних трусах, время от времени поглаживая Ватсона по голове, расписывал ему преимущества семейной жизни.

Прохожий

главная